Справка

Алекс Зайдман: «В Израиле есть фигурное катание»

27/May/2018

Алекс Зайдман — директор катка Ice peaks в Холоне. Но в мире фигурного катания его знают как судью международной категории мистера Альберта Зайдмана, одного из лучших специалистов в этом прекрасном виде спорта. В Израиле он тоже известен. Еще в 2006-м Алекс комментировал для 2 израильского телеканала фигурное катание на Олимпиаде в Турине. Комик Аси Коэн сделал тогда очень смешную пародию в юмористической программе «Эрец Неэдерет» («Прекрасная страна»), которую смотрит весь Израиль, — этого удостаиваются самые-самые

 

Нам удалось поговорить в короткий промежуток между олимпийским Пхенчаном, где Алекс Зайдман судил одиночников и танцы на льду, и юниорским чемпионатом мира в Болгарии. Потом он улетит в Италию на взрослый чемпионат мира, там будет главным судьей соревнований в парном катании. О себе Алекс рассказывает коротко, даже суховато, а воодушевляется, лишь когда речь заходит о его любимом фигурном катании.

 

  — Израиль не самая олимпийская страна, тем более в зимних видах спорта. Как израильский судья попал на Олимпийские игры?

— Когда закрылся каток в Бат Яме, где я работал тренером, Федерация фигурного катания Израиля предложила мне стать судьей. Я поехал на курсы, которые проводит Международный союзе конькобежцев, сдал экзамен и получил право судить соревнования по фигурному катанию. Потом прошел все этапы судейства на различных чемпионатах, и меня пригласили на Олимпийские игры. Я был судьей на трех Олимпидах: в Ванкувере, в Сочи и в Пхенчане.

— Три Олимпиады – это очень круто! А когда вы пришли в фигурное катание?

— Я начал заниматься в 1970 году в Одессе, мне было пять лет. Причем катка еще не было, но секцию уже открыли. Нам сказали: пока общефизическая подготовка и хореография, а когда появится лед, будете кататься. Через два года в Парке Победы открыли каток, и я был одним из первых, кто занимался в Одессе фигурным катанием, из первого призыва. Одесская школа была очень известной, у нас воспитывались многие чемпионы.  В 1980 году я переехал тренироваться в Москву, в группу Елены Чайковской.

— Алекс, вы об этом так буднично рассказываете… Елена Анатольевна Чайковская – великий тренер, воспитавшая немало олимпийских чемпионов. Чтобы попасть к ней в группу, нужно было выделиться, понравиться. Почему одиночника из Одессы пригласили к самой Чайковской?

— У меня неоднозначный ответ… В то время группа Чайковской была на самом пике фигурного катания в мире. Линичук и Карпоносов стали олимпийскими чемпионами, до этого Пахомова и Горшков победили на первой Олимпиаде, в которую были включены танцы на льду. К нам в Одессу в новый Дворец спорта приезжали все прославленные фигуристы и тренеры – прекрасный курортный город, Черное море, и можно потренироваться. Наверное, кто-то из группы Чайковской меня заметил. А может быть, им для расширения географии нужен был представитель Украины. Такова была политика. У Чайковской тогда тренировались в основном спортсмены из Москвы и Питера, из Украины я был первым. За семь лет больших успехов как спортсмен не достиг, хотя и был членом сборной СССР. Вернулся в Одессу, два года работал тренером, а в 1989 году уехал в Израиль.

— Потому что вы Зайдман?

—  Потому что Зайдман и потому, что я понял: нормально жить и существовать в Советском Союзе возможностей нет. Я два раза был за границей, в Болгарии, единственной стране, куда я мог выехать. Все остальные страны были для меня закрыты. Я общался с фигуристами, которые ездили по миру, и мне тоже хотелось посмотреть, как люди живут.

— Как вас встретил Израиль?

— Я сразу начал работать тренером на катке в Бат Яме, знал, что он существует, еще до репатриации. Показал, что я умею и знаю, меня сразу взяли на работу.

— Фигурным катанием в то время в основном занимались выходцы из СССР?

— Тренеры, наверное, все были наши. Но на каток в Бат Яме ходили многие израильтяне, и они начали заниматься фигурным катанием. Вообще и здесь я был среди тех, кто все начинал. Когда я приехал, уровень фигуристов был очень примитивным, и только в 1992 году мы впервые выехали на зарубежные соревнования в Ригу, это уже была свободная Латвия. Первым израильтянином, выступившим на Олимпиаде, был Миша Шмеркин, Лиллехаммер, 1994 год.

— Алекс, вы несколько раз произнесли слова «первый», «впервые». А ведь вы еще и единственный судья, который судил на Олимпиаде два вида…

— Были судьи, которые судили и мальчиков, и девочек. Но я действительно единственный, кто судит и фигурное катание, и танцы на льду, которые считаются другим видом, там отдельное судейство.

— А что происходит в израильском фигурном катании сейчас? Давайте представим ситуацию. Семья собирается репатриироваться, а ребенок серьезно занимается спортом. Что его ожидает?

— Сложный вопрос. Сегодня в Израиле есть два стандартных катка – в Метуле и в Эйлате. Если мы имеем в виду серьезное фигурное катание, то без большой площадки тяжело. Я бы ответил так: сможет ли эта семья какое-то время пережить у меня в Холоне, где каток не стандартный, иногда тренируясь на большом катке? Хочу сказать, что у меня сегодня лучшие условия для тренировок, не считая размера площадки. Если им обязательно важна площадка, то в Метуле недостаточно часов и не лучшее качество льда, а Эйлат все-таки далековато. Но могу их обрадовать – в ближайшие два года откроется большой каток в центре страны, и этот вопрос будет решен. Кроме того, сборная Израиля по фигурному катанию тренируется сегодня в центре подготовки в Нью-Джерси. Если этот ребенок перспективный, то и там ему найдется место.

— Сборная в хорошей форме — на прошедшей Олимпиаде в Южной Корее отлично выступили израильские одиночники…

— Да, наш Алексей Быченко очень сильно прозвучал – занял второе место в короткой программе, это было большим успехом и некоторой неожиданностью. Фантастический результат. В результате Быченко занял 11-е место, а Самохин 13-е. Это лучшие результаты израильских одиночников на Олимпийских играх.

— Мы говорили о большом спорте. Популярно ли фигурное катание в Израиле как спортивная секция для детей?

— В центре страны есть только мой каток, и он, к сожалению или к счастью, полностью загружен. У нас на катке бывают 150 – 180 тысяч человек в год. Занимаются фигурным катанием серьезно около пятисот человек, которые действительно тренируются. Я надеюсь, что появление нового большого катка удвоит или даже утроит это количество. Причем фигурное катание привлекает не только выходцев из Советского Союза, Америки и Франции, но и коренных израильтян. В сборной команде Израиля в основном выступают наши бывшие соотечественники, но есть и репатрианты из США и Канады.

— Ваш рассказ разбивает стереотипы – что Израиль и зимний спорт несовместимы…

— Я не думаю, что в нашей стране можно воспитывать высококлассных горнолыжников или биатлонистов. Но если говорить о фигурном катании, которым занимаются в закрытом помещении, то абсолютно неважно, в какой стране и в каком климате это происходит. Я надеюсь, что в течение пяти-семи лет в юниорскую команда Израиля по фигурному катанию войдут только те, кто тренируется в нашей стране, а не приезжают из-за границы. Будут открываться новые катки, и это не моя мечта, уже есть несколько проектов. Фигурное катание в Израиле есть, и оно будет развиваться.

Римма Осипенко

Сайт domoi.org благодарит Инну Зайдман за помощь в организации интервью